Хранителями кладбища Азиза были суфии – члены богословских мистических братств.

В Крыму были представители разных суфийских тарикатов (объединений, «орденов»): Мевлеви, Накшбенди, Есевийе и др. Духовные практики этих орденов отличались, но все они были объединены общей целью: поклонение Творцу через глубокое постижение сущности бытия и Самого Творца. Путей к такому постижению предлагалось множество: размышления, духовные испытания, самоограничение, даже специальные молитвенные танцы, песни и стихи. Основатели и настоятели суфийских сообществ составляли своды мудрых изречений и наставлений для ищущих истины.

Одни суфии вели монашескую жизнь, отрешенную от внешнего мира, а другие являлись обычными горожанами, отличавшимися от соседей только тем, что помимо обычных служений в мечетях посещали и суфийские собрания. В суфийские общины входили даже некоторые крымские ханы – как, например, Мехмед IV Герай (правил в 1641-44 и 1654-66). Он возглавлял местную общину тариката Мевлеви, знал наизусть многотомные труды основателя ордена – Мевляны, писал глубокие стихи о душе, ищущей встречи с Создателем, щедро жертвовал на религиозные нужды.

Как говорило местное предание, первыми суфиями, пришедшими сюда, были последователи тариката Накшбенди. Их предводителю, шейху, было открыто место упокоения Малик-Аштера (так исполнилось предсказание самого святого, что его могила будет найдена мусульманами будущих столетий). Возле места захоронения Малик-Аштера в земле была найдена плита с надписью на старотюркском чагатайском языке, сообщавшая имя похороненного подвижника.

Суфии основали здесь свое текие – дом для молитвенных собраний. Текие на азизе Малик-Аштера просуществовало несколько столетий.

По четвергам и воскресеньям суфии во главе с шейхом собирались в текие. Вначале шли обычные молитвы и духовные поучения, а затем начинались особые ритуалы: собравшиеся многократно повторяли исповедание веры, имя Бога и слово гуве («Бог живет»). Темп и громкость безостановочного произнесения этих слов увеличивались, молящиеся приходили в подобие экстаза. Суфии считали, что такое состояние, в котором человек полностью растворяется в общей молитве, помогает полностью отрешиться от ограниченности собственного «я» и тем самым целиком слиться с Вездесущим.

Источник